Preview

Гигиена и санитария

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Влияние обогащённых продуктов на содержание железа, йода и цинка в рационах учащихся школ Республики Таджикистан

https://doi.org/10.47470/0016-9900-2020-99-9-975-979

Полный текст:

Аннотация

Введение. Целью исследования явилось определение содержания железа, йода и цинка в рационах обедов школьников Республики Таджикистан, а также влияния включения в рацион продуктов, предоставляемых Всемирной продовольственной программой (ВПП) ООН.

Материал и методы. Исследование проведено в 2 типах школ, расположенных в Пенджикентском и Айнинском районах Республики Таджикистан. Школы 1-го типа не участвовали в программах по улучшению школьного питания, тогда как школы 2-го типа участвовали в программе ВПП ООН по предоставлению обогащённых микроэлементами продуктов и в государственной программе по улучшению инфраструктуры и предоставлению горячего питания. Анализ содержания железа, йода и цинка проводили методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой.

Результаты. Содержание железа, йода и цинка в обогащённой микроэлементами пшеничной муке, предоставляемой ВПП ООН, превышало соответствующие значения у пшеничной муки местного производства в 2,3; 14 и 4,7 раза соответственно. Йодированная соль ВПП ООН характеризовалась 11-кратным превышением уровня йода по сравнению с образцами местной соли. Использование обогащённой железом и цинком пшеничной муки, а также йодированной соли в школах 2-го типа приводило к достоверному повышению потребления железа, йода и цинка в 2,5; 12, а также 4 раза относительно показателей школ 1-го типа соответственно.

Заключение. Таким образом, программа ВПП ООН наряду с организационными мероприятиями по улучшению школьного питания обеспечивала до 50 и 100% суточной потребности детей в железе и цинке, тогда как в случае йода даже превышала данные нормы, что свидетельствует об эффективности проводимых мероприятий. В то же время осуществление подобных мероприятий должно проводиться под контролем мониторинга уровня микроэлементов в организме как с целью оценки эффективности, так и безопасности программ.

Об авторах

Анатолий Александрович Киричук
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
Россия

Канд. сельхоз. наук; доцент; ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов», 117198, Москва.

e-mail: kirichuk-aa@rudn.ru



Ю. А. Рахманин
ФГБУ «Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью» Федерального медико-биологического агентства
Россия


А. А. Скальный
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
Россия


О. П. Айсувакова
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»; ФГБОУ ВО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»; ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский университет)»
Россия


А. А. Тиньков
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»; ФГБОУ ВО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»; ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский университет)»
Россия


А. Р. Грабеклис
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»; ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский университет)»
Россия


А. В. Скальный
ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»; ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский университет)»
Россия


Список литературы

1. Оберлис Д., Харланд Б.Ф., Скальный А.В. Биологическая роль макро- и микроэлементов у человека и животных. М.; 2018.

2. Агаджанян Н.А., Скальный А.В., Детков В.Ю. Элементный портрет человека: заболеваемость, демография и проблема управления здоровьем нации. Экология человека. 2013; (11): 3-12.

3. Yasuda H., Tsutsui T. Infants and elderlies are susceptible to zinc deficiency. Sci. Rep. 2016; (6): 21850. https://doi.org/10.1038/srep21850

4. Bonaventura P., Benedetti G., Albarède F., Miossec P. Zinc and its role in immunity and inflammation. Autoimmun. Rev. 2015; 14(4): 277-85. https://doi.org/10.1016/j.autrev.2014.11.008

5. Tulchinsky T.H. Micronutrient deficiency conditions: global health issues. Public Health Rev. 2010; 32: 243. https://doi.org/10.1007/BF03391600

6. Micronutrient Status Survey in Tajikistan, 2009. Ministry of Health Republic of Tajikistan, UNICEF; 2009. Available at: http://kan-kaz.org/english/files/web_unicef2010.pdf (Accessed 4 May 2019)

7. Matthys B., Davlatmamadova M., Karimova G., Jean-Richard V., Zimmermann M.B., Wyss K. Iodine nutritional status and risk factors for goitre among schoolchildren in South Tajikistan. BMC Endocr. Disord. 2013; 13: 50. https://doi.org/10.1186/1472-6823-13-50

8. Takeshima H., Akramov K.T., Park A., Ilyasov J., Liu Y., Ergasheva T. Agriculture-nutrition linkages in Tajikistan: Evidence from household survey data. Intl. Food Policy Res. Inst. 2018; 1770: 1-35.

9. Khodjamurodov G., Sodiqova D., Akkazieva B., Rechel B. Tajikistan: Health system review. Health Syst. Trans. 2016; 18(1): 1-114.

10. Matthys B., Bobieva M., Karimova G., Mengliboeva Z., Jean-Richard V., Hoimnazarova M., et al. Prevalence and risk factors of helminths and intestinal protozoa infections among children from primary schools in western Tajikistan. Parasit. Vectors. 2011; 4: 195. https://doi.org/10.1186/1756-3305-4-195

11. Trumbo P., Yates A.A., Schlicker S., Poos M. Dietary reference intakes: vitamin A, vitamin K, arsenic, boron, chromium, copper, iodine, iron, manganese, molybdenum, nickel, silicon, vanadium, and zinc. J. Am. Diet. Assoc. 2001; 101(3): 294-301. https://doi.org/10.1016/s0002-8223(01)00078-5

12. WHO. Guideline: fortification of food-grade salt with iodine for the prevention and control of iodine deficiency disorders. Geneva: World Health Organization; 2014.

13. Balk J., Connorton J.M., Wan Y., Lovegrove A., Moore K.L., Uauy C., et al. Improving wheat as a source of iron and zinc for global nutrition. Nutr. Bull. 2019; 44(1): 53-9.

14. Engle-Stone R., Nankap M., Ndjebayi A.O., Allen L.H., Shahab-Ferdows S., Hampel D., et al. Brown, Iron, zinc, folate, and vitamin B-12 status increased among women and children in Yaoundé and Douala, Cameroon, 1 year after introducing fortified wheat flour. J. Nutr. 2017; 147(7): 1426-36. https://doi.org/10.3945/jn.116.245076

15. Signorell C., Zimmermann M.B., Cakmak I., Wegmüller R., Zeder C., Hurrell R., et al. Zinc absorption from agronomically biofortified wheat is similar to post-harvest fortified wheat and is a substantial source of bioavailable zinc in humans. J. Nutr. 2019; 149(5): 840-6. https://doi.org/10.1093/jn/nxy328

16. Pachon H., Spohrer R., Mei Z., Serdula M.K. Evidence of the effectiveness of flour fortification programs on iron status and anemia: a systematic review. Nutr. Rev. 2015; 73(11): 780-95. https://doi.org/10.1093/nutrit/nuv037

17. dos Santos Vieira D.A., Steluti J., Verly E., Marchioni D.M., Fisberg R.M. Brazilians’ experiences with iron fortification: evidence of effectiveness for reducing inadequate iron intakes with fortified flour policy. Publ. Health Nutr. 2017; 20(2): 363-70. https://doi.org/10.1017/s1368980016001981

18. Diego Quintaes K., Barberá R., Cilla A. Iron bioavailability in iron-fortified cereal foods: The contribution of in vitro studies. Crit. Rev. Food. Sci. Nutr. 2017; 57(10): 2028-41. https://doi.org/10.1080/10408398.2013.866543

19. de Romana D.L., Salazar M., Hambidge K.M., Penny M.E., Peerson J.M., Krebs N.F. et al. Longitudinal measurements of zinc absorption in Peruvian children consuming wheat products fortified with iron only or iron and 1 of 2 amounts of zinc. Am. J. Clin. Nutr. 2005; 81(3): 637-47. https://doi.org/10.1093/ajcn/81.3.637

20. Zimmermann M.B. Iodine deficiency. In: Luster M., Duntas L.H., Wartofsky L. The Thyroid and Its Diseases. Cham: Springer; 2019: 101-7. https://doi.org/10.1007/978-3-319-72102-6_8

21. Shan Z., Chen L., Lian X., Liu C., Shi B., Shi L., et al. Iodine status and prevalence of thyroid disorders after introduction of mandatory universal salt iodization for 16 years in China: a cross-sectional study in 10 cities. Thyroid. 2016; 26(8): 1125-30. https://doi.org/10.1089/thy.2015.0613

22. Leung A.M., Braverman L.E. Consequences of excess iodine. Nat. Rev. Endocrinol. 2014; 10(3): 136-42. https://doi.org/10.1038/nrendo.2013.251


Для цитирования:


Киричук А.А., Рахманин Ю.А., Скальный А.А., Айсувакова О.П., Тиньков А.А., Грабеклис А.Р., Скальный А.В. Влияние обогащённых продуктов на содержание железа, йода и цинка в рационах учащихся школ Республики Таджикистан. Гигиена и санитария. 2020;99(9):975-979. https://doi.org/10.47470/0016-9900-2020-99-9-975-979

For citation:


Kirichuk A.A., Rakhmanin Yu.A., Skalny A.A., Ajsuvakova O.P., Tinkov A.A., Grabeklis A.R., Skalny A.V. The influence of fortified food products on dietary iron, iodine, and zinc content in Tajik schoolchildren. Hygiene and Sanitation. 2020;99(9):975-979. (In Russ.) https://doi.org/10.47470/0016-9900-2020-99-9-975-979

Просмотров: 29


ISSN 0016-9900 (Print)
ISSN 2412-0650 (Online)